Александр Великий – опять не тот!

Много-много лет назад, ещё до того, как в мир пришёл Христос, у одного царя родился сын. Царя звали Филипп, поэтому сына его мы могли бы сегодня назвать Александр Филиппович. Саша рос крепким мальчиком, сильным, смышлёным – каким, в общем-то, и положено быть царскому отпрыску. И учителя у него были не чета МарьИваннам – сам знаменитый грек Аристотель занимался воспитанием царственного отрока.

От своего учителя Саша с детства знал, что когда-нибудь, после того, как он вырастет и когда многолетний срок его правления пройдёт, он умрёт… И его это не пугало… пугало другое: оказывается, после смерти от человека ничего не остается, даже тело его со временем исчезает… и это юного Александра пугало очень сильно… Наверное то, что говорил ему Аристотель, было в чём-то созвучно со словами нашего Священного Писания: «Живые знают, что умрут, а мертвые ничего не знают, и уже нет им воздаяния, потому что и память о них предана забвению, и любовь их и ненависть их и ревность их уже исчезли, и нет им более части во веки ни в чем, что делается под солнцем». (Еккл.9:5,6) Как так? Прожить всю жизнь и умереть, чтобы потом о тебе все забыли?.. Поэтому всё то время, что он рос, Саша мечтал о военных походах, славных победах, спал и видел, как ему поклоняются покорённые народы… И его мама всё время говорила сыну, что тот, рано или поздно, станет великим! Великим царём! Величественнее даже, чем его отец, который в последнее время всё больше предавался пьянству со своей армией, нежели военным походам!

Саша вырос. Но вместо того, чтобы называться Александром Филиппычем, он стал зваться Александром Великим – так прозвали его современники.
Как и говорила его мама, он стал великим царём, полководцем, смело рвался в бой впереди своего войска, стремясь заслужить себе громкую славу… ведь он до сих пор помнил слова своего учителя Аристотеля и боялся умереть неизвестным… Каждую чужую страну, которую он захватывал (а захватил он огромные территории – вплоть до самой Индии), он делал провинцией своего царства, и почти в каждой он основывал город, называя его в честь самого себя – Александрией: Александрия Египетская, Александрия Карманийская, Александрия Арейская… Александрия! Александрия! Александрия! Была даже Александрия Буцефала — в честь любимого боевого коня Александра по кличке Буцефал. Так уж точно, верил он, люди не забудут обо мне, после того, когда меня не станет… и я буду вечно жить в их воспоминаниях…
Вечно жить в их воспоминаниях…

Он умер молодым, чуть за тридцать… не известно точно, что произошло: то ли это была лихорадка, которой он заболел в Индии, то ли его отравили друзья-соратники… Его огромная империя почти сразу распалась на несколько частей, в которых правили его полковые друзья, а память о нём… да, его помнили ещё несколько поколений, но эти люди умерли (умрут и те, кто и сегодня читает об Александре в учебниках по истории), основанные им города-Александрии со временем так же перестали существовать… и слава Великого Александра померкла в веках, растворившись в толще мифов и легенд…
Александр Великий – македонский царь, победивший множество других царей, наголову разбив их несокрушимые армии – проиграл самую главную битву – битву за вечность! Его беда была в том, что он представлял себе только вечность земную. Он искал себе славу здесь, на земле; бился за то, чтобы люди его помнили во всех последующих поколениях до конца времен. А они почти забыли…

А он не знал про ту вечность, что ждёт всех после смерти. Так бывает со всеми, кто не знает о жизни вечной, или кто забыл о ней. Почему человек когда-то стал искать себе славы среди людей? Почему оставлял отпечатки своих рук ещё на стенах древних пещер? Потому что боялся пройти земную жизнь и остаться незамеченным… Как Александр.

Но в Священном Писании мы видим других людей, которые не притязали на то, чтобы быть великославными полководцами или царями, но о которых Священная История все же хранит свидетельства не менее удивительные, чем свидетельства о победах великих царей, хотя сами они об этом и не просили: Авраам, Иаков, Иосиф – скромные пастухи, но мы о них знаем; Петр и Павел со своими соделателями – не они ли охватили проповедью Евангелия огромные территории, сравнимые по площади разве что с территориями существовавшей в то время Римской империи. И я умышленно ничего не говорю о том, что сделал на земле наш Господь Иисус Христос, потому что, с вашего позволения, я сегодня говорю только о простых людях. Это были люди, не искавшие славы на земле. Это были люди, чей взгляд всегда был устремлён в вечность, к Господу. И они, как и Александр, знали, что здесь после смерти их не ждет ничего, кроме тления, но кроме того, что они знали это, знали они и то, что в посмертии их ожидает вечность пребывания с Богом, пребывания в Его славе. А наша, земная, померкнет.

Слава вообще лжива и переменчива, как барышня, у которой всегда ветер в голове. У Ганса Христиана Андерсена (писателя почти христианского, о чём даже само его имя говроит) есть сказка про славу: «Слава – это такая огромная женщина, которая ходит по миру и, вглядываясь в миллионы людей, высматривает того, кто ей сегодня мил. Она склоняется, берёт его в руки и поднимает высоко-высоко. Слава вертит его в руках, рассматривает со всех сторон, а потом вздыхает: «Эх, опять не тот!»»

Поэтому, дети, поиск земной славы – это безумная попытка человека покорить вечность. Это глупость, которая всегда обречена на провал!
Так давайте же учится быть мудрыми и искать славы не себе, а Богу. Достигая чего-то, не хвалится на весь мир: «Ах я, да я, да…», но смиренно благодарить Господа, и что бы ни делали – делать во славу Бога. «Иные колесницами, иные конями, а мы именем Господа Бога нашего хвалимся: они поколебались и пали, а мы встали и стоим прямо». (Пс.19:8,9) Не свою, а Божью славу искать. И ежели так мы пойдём, то уж Бог, со своей стороны, точно не будет, вздыхая, сетовать: «Опять не тот!», но в один прекрасный день примет нас в Свою вечную обитель…

Автор: А. Кабаков

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *