В поисках счастья

К саммиту ШОС, который состоялся несколько лет назад, было отремонтировано несколько объектов в нашем городе. В их числе и дом Севастьянова (он же дом Союзов) на берегу Городского пруда (угол пр. Ленина и ул. Максима Горького). У этого великолепного здания не только уникальная архитектура, но и удивительная история.

Николай Иванович Севастьянов, сын дворянина, был чиновником горного ведомства. Поначалу он занимал там самую низкую должность шихтмейстера 14 класса, но во время Крымской войны очень быстро разбогател на доставке металла с Урала. В отставку в 1858 г. он вышел уже в чине надворного советника.

Любой коммерсант нашего времени посчитал бы большой удачей для себя такие головокружительные успехи. Но даже такой карьерный взлёт не давал сердцу Николая Ивановича ту гармонию, которую жаждет любой человек, в какую бы эпоху он ни жил и какое бы место в обществе ни занимал. – Ту гармонию, которую дать может только сам Бог.

Но в поисках счастья наш герой, к сожалению, пошёл по другому пути – по пути тщеславия и гордости. Молва говорит, что он решил построить дом, который бы затмил своей красотой собор Святой Екатерины (он был напротив через дорогу, на месте современного фонтана «Каменный цветок»). Как известно, этот собор был знаковым образом для Екатеринбурга: его строили из голубого мрамора в честь покровительницы нашего города; по большому же счёту все храмы возводили во славу Божию. Т. о., этой славе Божьей Севастьянов задумал бросить вызов.

В 1860 г. он покупает трёхэтажный каменный дом у Степана Алексеевича Медведчикова. С целью его перестроить Н. И. Севастьянов пригласил архитектора А. И. Падучева и заказал ему «три варианта здания в разных стилях. Когда проект был готов, Севастьянов задумчиво осмотрел все три варианта и заявил автору: «Первый этаж сделаешь с первого чертежа, второй – со второго, а третий – с третьего». Архитектор схватился за голову, но работу выполнил». В 1866 г. этот восхитительный особняк был окончательно достроен. Не обошла его своим вниманием и столичная пресса того времени. В 1864 г. его изображение поместил журнал «Воскресный досуг».

Но и это не принесло сердцу Божественного умиротворения (да и не могло принести). Так уж сотворил Господь человека, что его сердце не находит покоя, пока не узрит своего Творца. И эту жажду не может утолить ничто другое и никто другой.

Николай Иванович Севастьянов, как я думаю, интуитивно испытывал стремление к небесному, но его разум искал этого земными средствами. И вот он обращается к царю и просит разрешения покрыть крышу своего дома чистым золотом. Позволения на это он не получил, «поскольку крыши золотом покрываются только в храмах». «Если уж тебе некуда деньги девать, покрой золотом храм Божий», – сказали ему священники».  «За излишнюю гордыню» ему было велено «ежедневно являться в храм Божий в чугунных калошах и каяться в грехе. Ходить, впрочем, было бы недалеко — Екатерининская церковь находилась через улицу от дома». Тогда Севастьянов стал… судиться с церковнослужителями и растратил на это всё своё состояние. В Библии написано: «Перед падением возносится сердце человека». В 1874 г. Н. И. Севастьянов разорился и продал свой особняк казне за 40 тысяч серебряных рублей для размещения в нём Окружного суда и уехал в Санкт-Петербург.

Честолюбивая мечта так и не принесла ему счастья. «Молва утверждает, что он никогда не жил в своём прекрасном доме, а жил в маленьком домике во дворе. Часто выходил на плотину, сидел на скамейке и со стороны разглядывал свой нарядный особняк». Эта молва имеет косвенное фактическое подтверждение. Когда в дом Севастьянова въехал Окружной суд, то оказалось, что «крыша протекала, было холодно, некоторые печи развалились, к тому же они имели особое устройство, в силу чего требовали дров в пять раз больше, чем обыкновенные русские и голландские печи… во многих помещениях не было так называемого черного пола, то есть первого настила. Так что размещаться в этих помещениях было еще и небезопасно».

Эта история напоминает другую, которая произошла много веков назад в Вавилоне. Мотивы людей были такими же: они задумали сделать себе имя. И средство достижения этого было выбрано то же самое – постройка, только они строили не удивительной красоты дом, а огромную башню высотой до неба. Эта история описана в Ветхом Завете (первой части Библии), в книге Бытие. И результат вмешательства Бога в планы этих людей тоже стал совсем не тем, которого они ожидали – смешение языков.

Получается, что человек, не вникающий в Писание, склонен повторять ошибки прошлого. И как жаль, что, гоняясь за сиюминутным и бренным, человек не осознаёт, что на самом деле он жаждет найти Бога и Его царствия в своём сердце.

Николай Иванович Севастьянов, человек с неординарной личностью, не только оставил после себя здание, которое не имеет аналогов на Урале и до сих пор «сохраняет формирующее значение в ансамбле городского центра», но также он известен и тем, что был одним из учредителей УОЛЕ (Уральского общества любителей естествознания).

Автор: Е. Казанцева

Автор сердечно благодарит Ольгу Антонинову за помощь в подборе материалов.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *