А ты вышел из Египта? - Христианская церковь "Живое Слово"

А ты вышел из Египта?

ПАСХА. У этого иудейского праздника много названий: ХАГ А-АВИВ – праздник Весны; ХАГ А-МАЦОЙС – праздник опресноков; ХАГ А-ПЕЙСАХ – праздник пасхального агнца; ЗМАН ХЕРУСЕЙНУ – время нашей свободы.

Начиная с 14 на 15 нисана евреи в Израиле празднуют  ПЕЙСАХ семь дней (вне Израиля празднование может продолжаться и восемь дней).

Событие, которое отмечается этим праздником, не несет, на первый взгляд ничего откровенно героического – это всего-навсего выход евреев из Египта, где они пребывали в рабстве у фараона и были загружены непосильной работой. Разумеется, событие счастливое. Однако почему оно должно было впитаться в каждую душу более чем на три тысячи лет? Почему до сих пор каждый еврей в этот праздник обязан задуматься, а вышел ли он сам из Египта? Прямо как классический советский плакат с указующим перстом: «А ты вышел из Египта?».

Известно, что евреев в Египет никто не угонял. Они сами туда пришли – так было задумано свыше. Прежде чем стать народом, избранным Богом, евреи должны были пройти через века рабского состояния. И проблема рабства не в тяжелой работе, не в подчиненности кому-то другому, не в каких-то запретах. Во всяком случае, не только в этом и не столько в этом. И в наши времена известны личности, которых не могли сломить ни тюрьма, ни лагерь, которые и за решеткой или колючкой оставались свободными и не сломленными – не рабами!

Проблема рабства или неволи прежде всего в том, что они могут проникать в кровь и душу человека, становиться привычным образом жизни – привычным и даже желанным. И евреи должны были пройти через рабство именно для того, чтобы получить прививку против этого искуса – легко и с радостью подчиняться другой силе, чему-то или кому-то земному. Без преодоления этой тяги к рабскому подчинению нельзя было бы стать народом избранным, народом, несущим всему миру Единого Бога. И если из физического рабства евреи действительно были выведены, то из духовного им пришлось выходить самим – каждому самостоятельно. Здесь Моисей с Аароном могли только побуждать, действовать примером. Как был сделан первый шаг в этом направлении изложено в Торе, в книге Шмот (Исход), и это напрямую имеет отношение к празднику Пейсах.

Известно, для того чтоб фараон добром отпустил евреев, на него – и вообще на Египет – пришлось насылать по очереди десять казней. Девять из них падали на египтян прямо, что называется, с неба – Моисей только предвещал их фараону, а все прочие евреи вообще оставались в стороне. То есть Бог как бы действовал за народ Израиля, его самого никак не привлекая. Но так недалеко и до потребительского отношения: «А пусть всегда все делается за меня! И без меня!» Ну, и можно ли при таком раскладе выйти из духовного рабства?

Положение изменилось, когда настало время десятой казни – гибели всех египетских первенцев. По-прежнему, сама казнь осталась в руках Бога. Но от евреев было потребовано принести в пасхальную жертву ягненка и его кровью помазать притолоку двери с улицы. Озвученный в Торе повод для этого действия был таков: когда ангел смерти пойдет по городам и селениям уничтожать египетских первенцев, на еврейских домах должен быть знак – куда ему заходить не надо. Кровь пасхальной жертвы и должна быть таким знаком.

Причина вроде бы на поверхности, однако, при небольшом размышлении становится ясно, что она сама – поверхностная. В самом деле, почему предыдущие казни не затрагивали еврейские дома без всяких знаков, а тут вдруг знаки понадобились? Бог или его посланец и так все видят насквозь – кому же нужны эти знаки? Оказывается, самим евреям.

Их ситуация была прежней – с рабством в душе. В быту это рабство проявлялось, как старание евреев внешне не выделяться среди египтян, быть такими же как они: «Зачем, мол, раздражать антисемитов, накликивать беды на свои головы. Мы-де будем как нам положено молиться Единому Богу у себя дома, за закрытыми ставнями, а внешне пусть уж нас не смогут отличить от этих идолопоклонников». Хорош избранный народ!

Именно поэтому перед исходом из рабства физического каждый еврей должен был сделать шаг из духовного рабства. Помазать притолоку кровью священного для египтян животного, причём помазать её именно со стороны улицы – значило, открыто заявить: «Да, я другой, не такой, как вы! Я верю в Единого Бога и не боюсь эту веру обнародовать!»

Не все потомки Авраама на это решились. Кто не решился – из Египта не вышел, слился с идолопоклонниками. И незачем ему было уходить – он остался духовным рабом, перестал быть евреем.

Вот поэтому уже три с лишним тысячи лет в Пейсах евреи и задают себе вопрос: «А вышел ли я из Египта, или все еще сижу там?» А для Вас, дорогой читатель… для Вас – независимо от национальной принадлежности – что значит этот вопрос? И каков Ваш на него ответ? И что может быть Вашим Египтом? Задумайтесь.

Всё вышесказанное касается внутреннего состояния души в этот праздник. Внешнее же проявление Пейсах – это замена хлеба на мацу во все семь дней праздника. В спешке выходя из Египта, евреи унесли с собой тесто, не успевшее взойти. И пекли его на горячих камнях в пустыне, получая то, что сегодня и называется мацой. Одновременно с символом исхода это и символ уничтожения гордыни в душе. Евреи шутят: «Маца – это та же сдобная булка, только без вспухшего самомнения».

Впрочем, даже спустя тысячелетия после драматических событий исхода из Египта, евреи и по сей день едят опресноки, говоря, что маца им просто нравиться, несмотря на всё её «придавленное самомнение». А уж сколько из неё блюд… Пока я писал эту статью, мои израильские друзья уже успели прислать мне несколько десятков рецептов… Сам никогда не пробовал, но, может, теперь – самое время?

Автор: Артем Кабаков

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *