Предчувствия не было — Христианская церковь "Живое Слово"

Предчувствия не было

Многие слышали о страшной аварии, произошедшей в октябре 2019 года, в результате которой серьезно пострадал маленький мальчик (портал Е1: «Четырехлетний ребенок впал в кому: на Вторчермете «газель» протаранила Matiz»). Многие городские порталы писали об этом и следили за тем, как проходит операция по спасению его жизни. Корреспондент газеты «Мир Вашему Дому» поговорил с Татьяной В., мамой мальчика, чтобы из первых рук передать вам историю о том, как все было. Рассказывает мама мальчика:

Я была в тот день дома и занималась повседневными делами. Обычно детей развозит в школу и сад муж, но он не мог, должен был помочь родителями. Моя сестра вызвалась помочь, потому что я сидела дома с годовалым сыном. Сначала она отвезла старшего Тимофея в школу, потом должна была отвезти Пашу в садик. Помню, как я их провожала – у меня все было спокойно внутри, не было никакого предчувствия.

Вскоре раздался звонок. Сестра позвонила и плача сказала, что произошла авария и Паша серьезно пострадал. Помню, я пыталась ее успокоить, а когда положила трубку, то начала молиться и просить Господа, чтобы приехала вовремя скорая помощь и чтобы милость Божья была с ним.

Пашу с тяжелейшим переломом черепа отвезли в больницу и начали оперировать. Его ввели в искусственный сон, сделали трепанацию черепа. Операция шла очень долго – больше шести часов, затем ему делали переливание крови. Все это время я, муж, все наши родственники и друзья молились Господу, просили о милости. Я верю, что Бог все это время был рядом с врачами в операционной, Он помогал им и контролировал процесс.

На седьмые сутки его начали постепенно выводить из сна, но пока не разрешали нам приходить, только сообщали, как он чувствует себя. Я сумки собрала и ждала, чтобы скорее приехать к нему, когда мне разрешат. На девятые сутки его перевели в палату и разрешили приехать. Я ехала в больницу и очень переживала, что он проснётся, а меня рядом нет. Когда я приехала, и он проснулся, у него в глазах был страх. Я все время его успокаивала, а потом почувствовала, что вообще не понимаю, узнаёт он меня или нет – он одинаково реагировал на меня и на врачей. Было непонятно, понимает ли он речь. На некоторые просьбы врачей при осмотре он не реагировал – моргнуть, пошевелить рукой, а когда к нему обращались, он будто не слышал говорящего.

Ничего определённого врачи сказать не могли – будет ли видеть глаз, рядом с которым произошел удар,  как будет проходить восстановление. «Такой маленький пациент с такой сложной черепно-мозговой травмой у нас в первый раз,» – говорили они и рассказывали, что был пациент чуть постарше и у него все проходило очень сложно. Никакой надежды, никакой конкретики, ничего…

После операции он не мог спать, был перевозбужден и не давал ни минуты покоя. Кроме этого у него стали случаться эпилептические приступы, а потом присоединилась пневмония, он захлёбывался мокротой. Я все ждала момента, когда он начнет говорить. Врач объяснял, что возможно травма серьезнее, чем мы думаем, что возможно задеты ещё какие-то отделы и вообще, будет ли он говорить, не ясно, может и не будет вовсе… Пока я ждала, что он начнет говорить, то раскаивалась – когда он был здоров и дома бегал без остановки и болтал, временами устав от шума я говорила ему: «Паша, ну помолчи маленько!» Но теперь я просила Бога: «Прости, что я так говорила, я так хочу услышать его голос снова!»

Паша заговорил 3 ноября, как раз в День рождения тети. Аня пришла навестить нас, и он шепотом сказал: «Хочу спать». Это был не звонкий голосок, а слабый шепот. После этого он день молчал, потом мог сказать одну фразу и снова молчал – медленно восстанавливалась речь.

Нас направили на реабилитацию в центр на Балтыме. Там в голос начала возвращаться звонкость, с глаза понемногу сходил отёк, начала двигаться одна рука. Потом он трясущимися руками начал держать машинку, пытался с ней играть, и это все было чудо. Врачи заходили и удивлёнными глазами смотрели, как он восстанавливается – с момента аварии прошло всего два месяца. Потом он начал в руках держать планшет, пытался играть в развивающие игры. Врачи были удивлены и говорили, что если бы это был взрослый человек, то конечно нельзя было напрягать мозг вообще, но поскольку это ребёнок, то это допустимо, поскольку стимулирует более скорое восстановление. Затем он начал ходить. Соседка по палате говорила мне: «Ну, что, теперь долгие годы восстановления», а Бог сделал чудо – это были не годы, а всего несколько месяцев и он вернулся к обычной жизни.

Нас выписали домой без лобной кости – должно было пройти время восстановления, прежде чем врачи поставят ее обратно. В течение двух месяцев нам надо было сохранить Пашу от ударов, врач предупредил: «Удар в голову и Паша просто умрет, моментально, мы не сможем ничем помочь». Дома нас ждали два брата – как нам дождаться следующей операции и не травмировать его? Мы ехали домой и молились Господу. Конечно, были удары, потому что годовалый братик не понимал ситуации. Во время игр случалось всякое, и когда Паше прилетало машинкой, я скорее подбегала, он плакал, а я трогала место удара, а оно твердое! Я думала, что удар пришелся как раз туда, где кость не убрали, а оказалось, Бог начал восстанавливать кость, она начала нарастать на незащищенное место.

Пришло время операции по возвращению кости на место. Все эти полгода после ДТП лобная кость Паши была законсервирована. Когда врачи обследовали его, то увидели, что новая кость стала нарастать сама собой. Они были в изумлении, провели два консилиума и никак не могли решить, что же делать. В конце концов, было принято решение поставить прежнюю кость на место. Операция прошла успешно и восстановление шло хорошо, что тоже чудо, потому что часто уже после месяца хранения она не приживется и приходится ставить пластину, которую необходимо менять каждый год до достижения ребенком зрелого возраста.

Я вижу, что эту ситуацию Господь допустил в нашу жизнь, чтобы изменить нас. Наши отношения в семье по отношению друг к другу изменились. Я уже настраивалась на то, что Паша будет особенным ребёнком до конца жизни, но я не знала, что Бог таким чудным образом разрешит эту ситуацию. Я очень благодарна Богу, что Он вернул его, что он жив, что он здоров. Он снова стал очень разговорчивым, жизнерадостным и подвижным мальчиком и рассказывает о том, что Бог сделал в его жизни – в церкви подходит к людям и говорит: «Я тот самый Паша, за которого все молились, чтобы я выжил!»

Татьяна Волова

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.